За что? О Донбассе, русском мире, о чести и совести…


«Они сделали всё, чтобы превратить идею Русского мира, идею воссоединения России в пугало, чтобы убить веру.»
Пишет Олег Писковец

За что???
Мой старый друг вернулся с Донбасса. Насовсем. Ему повезло, за четыре года он ни разу не был ранен. Но есть вещи, которые ранят хуже вражеских пуль.
— Они сделали всё, чтобы превратить идею Русского мира, идею воссоединения России в пугало, чтобы убить веру.
Приблизительно то же писал Мозговой:
«Похоже, дискредитация Новороссии и ее движущей силы — народного ополчения становится главной задачей российского олигархата. Чем хуже будет выглядеть Новороссия, нищая, разрушенная, с бандитской властью, тем быстрее о ней забудут в России, тем дальше шарахнутся от такого Русского мира украинцы и другие народы. И тем циничнее и подлее будет выглядеть роль России в этой войне. Вот цель — отнять веру в Россию и через это похоронить мечту народа о возрождении Русского мира.»

…Мой друг хотел оставить службу уже неоднократно. Когда истребили одного за другим лучших командиров Новороссии. Когда объявили «минск» и запретили «отвечать на провокации». Он приехал туда не «работать» солдатом удачи. Не зарабатывать. А защищать людей. Потому что ему, здоровому, сильному мужику, стало невмоготу смотреть по телевизору и интернету на убитых детей, женщин и стариков. И просто матюгать «ваших и наших», как это принято, вместо того, чтобы – закрыть, защитить, спасти.

А защищать запретили… Идею изгнали, и постепенно гангрена начала охватывать души прежде живые. Если всё гниёт, если всё предаётся и продаётся, то зачем нужны эти невыносимые вериги под названием «честь» и «совесть»? Для кого? Для чего? Чтобы оболгали и убили в спину?.. Продать этот балласт подороже и жить припеваючи. А если память, память проданной чести будет мешать – так залить её горькой…

В очередной раз мой друг собирался уходить с Донбасса, когда его командира обвинили в гнусном преступлении, и тот вынужден был бежать. Позже он явится с повинной и будет убит без суда и следа… То, что его убьют, мы ждали. Потому что командиров 14-го в живых не оставляют. Потому что был остёр на язык и независим в действиях. Но его не просто убили, но, не желая множить мучеников, очернили сперва так, чтобы и знавшие его и не верящие обвинению, не смели вспоминать…

— Я тогда не свалил потому что… Парней жалко! Они же останутся, а я что ж? Из тёплого далека на них пялиться? Мол, работайте братья?

Парни – это бойцы, которых он, летами старший и опытный, натаскивал эти годы. Он за них отвечал. Он как отвечать, когда не дают защищать? Как им, поставленным на передних рубежах защищать не Россию, а минское предательство, разоружённым перед врагом, объяснить – за что?

Недавно одного из парней снял снайпер… Просто так – для забавы. Кому какое дело… На похоронах кричала мать, руки заламывая, «за что?!!». Нет ответа.

— Хочу ответить, а нечего! Стою перед ней, как ответчик за все кремлёвские башни и за все донецкие группировки…

И что скажешь? Высокие слова про Родину и Честь? А перед глазами звёзды кремлёвские и временщики вместо родины и мурла бандитские, что кураторами насажены везде, вместо чести…

Правда, если цель была сделать из Русского мира пугало, то это удалось. Теперь все усвоят, что звонкое «своих не бросаем» — это только для тех, с кем гешефт, а не для русских людей. Что ища воссоединения с Родиной, не приходится ждать от неё даже порядочных льгот в получении гражданства. Что вместо ожидаемого порядка и достатка придёт нищета и беспредел. При котором убивают в спину, бросают на подвал, упраздняют всякие правовые институты…

Правовые институты! В РФ с ними тоже напряжно. Последние «выборы» это лишний раз доказали. Но в зоне беспредела, в который обратили Донбасс, это приобретает гиппертрофированные формы, формы трагического гротеска…

Пушилин-Душилин и стал для моего друга последней каплей. Контрольным выстрелом в Новороссию. И старый солдат покинул фронт.

— Если начнётся заваруха, и надо будет людей защищать, приеду снова. А клоуном-терпилой под началом п…сов быть не могу, — резюмировал.

А парни остались стоять. А матери и жёны – спрашивать… Зачем. За что. А ещё – что же будет дальше?.. И как – жить? И всякие бряцающие высоким штилем фразы прозвучат какой-то неуместной, глупой и кощунственной насмешкой.

Олег Писковец
https://vk.com/wall160148301_479

Добавить комментарий