Мягкая атака сатаны: фабрика троллей Джорджа Сороса перемалывает страны и народы


Двадцать лет назад Россия пережила финансовую катастрофу: 17 августа 1998 года правительство отказалось платить по обязательствам и объявило дефолт. Оправившись от шока, страна выстроила за два десятилетия новую экономическую систему, позволившую ей вернуться в топ мировых лидеров. России удалось навсегда проститься с «экономикой 1990-х» — с ее залоговыми аукционами и фальшивыми авизо, деградацией моногородов и гибелью целых отраслей.
Но некоторые «сущности из 1990-х», немало покуражившиеся тогда, так и норовят вернуться в современную Россию. Среди них — глобальные финансовые воротилы чужими деньгами, игравшие на панике и слухах, в грош не ценившие суверенитет целых стран. Самым матерым из них был и остается Джордж Сорос — миллиардер, спекулянт, лоббист.
Он был одним из тех, кто в 1990-е вводил в России новые «правила игры» и создавал ущербную экономическую модель, коррумпировал власть и грел руки на инсайдах. Он же немало способствовал панике на бирже в августе 1998-го, ускорившей финансовый крах.
Вышвырнутый вон из России в 2004 году Сорос не угомонился. Годами мечтает он вернуться сюда с помощью «мягкой силы», проникнуть через созданную им грибницу фондов и НКО. Чтобы вновь спекулировать, сеять слухи, проталкивать чужие интересы и, в конечном счете, заколачивать бешеные бабки — ценой процветания нации и государства.
По случаю печальной годовщины Федеральное агентство новостей решило вспомнить, кто же он, этот Сорос.
Самый известный в мире венгр, которого выгнали из Венгрии.

Венгерское имя Джорджа Сороса — Дердь Шорош, а его настоящая фамилия — Шварц. Будущий миллиардер родился в семье венгерского еврея Тиварда Шварца, который был видным деятелем еврейской общины Будапешта и успешным адвокатом.

В 1936 году, на волне гонений против евреев, семья Сороса поменяла фамилию Шварц (Черный) на ее венгерский вариант — Шорош. В 1947 году, в семнадцатилетнем возрасте Дердь эмигрировал в Великобританию, где поступил в Лондонскую школу экономики и наук и успешно закончил ее за три года.

В 1956 году Сорос переезжает в США, где начинается его карьера финансиста. Вначале он работает в небольшой брокерской конторе друга своего отца, и оттуда шажок за шажком поднимается по карьерной лестнице. В 1969 году Сорос впервые занимает пост управляющего инвестиционным фондом Double Eagle, а в 1973 году уже организовывает собственный инвестфонд Quantum.

В 1992 году Сорос становится всемирно знаменитым, осуществив удачную атаку на английский фунт в «черную среду» 16 сентября 1992 года. Тогда на обрушении английской валюты он смог за один день заработать более миллиарда долларов. Как стало известно впоследствии, успех Сороса в валютной атаке на фунт стерлингов был связан с инсайдерской информацией: накануне «черной среды» он беседовал с президентом Бундесбанка Гельмутом Шлезингером и выяснил позицию ведущих центробанков Европы в вопросе поддержки английской валюты.

«Черная среда» наглядно показывает дилемму восприятия Сороса как финансист. Одна точка зрения состоит в том, что Сорос столь удачлив на финансовых рынках из-за некоего мифического «дара предвидения». Вторая же точка зрения объясняет его успехи банальной инсайдерской информацией, которую Сорос умеет получать от высокопоставленных лиц из политических и финансовых кругов ведущих стран мира.

Впрочем, наш рассказ не о Соросе-финансисте (которого часто просто называют «спекулянтом»), а скорее о Соросе-общественном деятеле, которого столь же часто считают наиболее одиозной фигурой в вопросах вмешательства во внутриполитические дела суверенных государств.Эта двойственность в восприятии миллиардера дошла до совершенно комичных пределов — в 2018 году деятельность «Фонда Сороса» была де-факто запрещена в Венгрии, а представительство фонда было в спешном порядке эвакуировано из родного Соросу Будапешта в соседний Берлин.
Особенно показателен данный факт на фоне того, что за четверть века до этого Джордж Сорос был в числе первых удостоен высшей государственной награды Венгрии — Ордена Заслуг со знаком Большого Креста.

Венгерский закон об «иностранных агентах», из-за положений которого Сорос свернул свою деятельность в Венгрии, — это практически точная копия аналогичного американского закона. По данному законодательному акту деятельность иностранных НКО становится обязательно декларируемой и, по сути, подконтрольной венгерскому обществу. Тут-то Будапешт ужаснулся, узнав, что фонд Сороса последовательно проводил в Венгрии подрывную политику и финансировал различные акции и программы, направленные на поддержку легальной и нелегальной миграции в страну. Венгров это никак не могло обрадовать

Оценка Сороса в Венгрии сегодня категорична.

«Мы наблюдаем атаку на европейскую семью. Сорос и его товарищи хотят разрушить независимость и ценности национальных государств с целью уничтожения христианского духа Европы. Борьба с сатаной — это наш христианский долг. Да, я говорю об атаке сатаны!» — так, например, прокомментировал новый закон об «иностранных агентах» и его антисоросовскую направленность секретарь по вопросам энергетики Венгрии Андраш Арадски.

Точно в таком же ключе в настоящий момент действуют Польша, которая обвиняет структуры Сороса в разрушении польской идентичности, Чехия, доказавшая вмешательство организаций Сороса во внутреннюю жизнь страны, и даже крошечная Македония, где организация «Армия Сороса» провоцирует этнический конфликт между общинами. Остается лишь удивиться прозорливости крошечной Белоруссии, которая запретила у себя деятельность структур Сороса еще в 1997 году, и порадоваться четкой позиции России, которая пусть и не сразу, но весьма буднично выставила Сороса из страны в 2004 году.
Мягкая гегемония
То, чем занимается фонд Сороса «Открытое общество» и масса связанных с ним структур, уже давно получило специальное название в международной политике. Это так называемая «мягкая сила» — особая форма внешнеполитической стратегии, предполагающая способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, а не путем принуждения или насилия.

Интересно, что научное определение «мягкой силы» возникло лишь в 1990 году, когда этот термин впервые был введен в оборот профессором Гарвардского университета Джозефом Наем. До тех пор в научной среде существовал лишь марксистский концепт итальянского философа Антонио Грамши, который в своей работе «Тюремные тетради» еще в 1930-х годах сформулировал концепцию культурно-идеологической «гегемонии», которая позволяет одной нации воздействовать на другую в результате практики продвижения, выделения и искусственного привнесения своей культуры в чужое окружение.

При этом и в концепции «мягкой силы», и в определениях культурно-идеологической гегемонии основной удар осуществляет отнюдь не государство (о чем справедливо заметил президент России Владимир Путин в своем интервью австрийскому ТВ), но культура и идеология, выступающие главным оружием.

Нетрудно увидеть, что именно такого рода деятельность фактически осуществляли организации, финансируемые Соросом, во всех странах, которые подвергались его «культурным атакам». Ясен и источник «культурного кода», который пытается привить миру Джордж Сорос, — в Лондонской школе экономики и политических наук ему читал лекции австрийский философ Карл Поппер, который стал для молодого Сороса кумиром и источником идей о перекройке мира через трансляцию соросовской версии либеральной культуры.

Впрочем, в логике Поппера, которая сегодня стала одним из краеугольных камней общенаучного подхода, отнюдь не содержатся какие-либо призывы к бездумной социальной инженерии, которые вот уже который год пытается реализовать Сорос. «Атака сатаны», о которой сегодня говорят в Венгрии, — это уже собственное изобретение финансиста, считающего, что деньги являются не только универсальным мерилом стоимости, но и моральным ориентиром, а также мощнейшим рычагом, идеально подходящим для давления в рамках «мягкой силы» и воздействия на разрушаемые общества.

В итоге создаваемые с помощью такой «мягкой сатанинской атаки» зоны политической, экономической и социальной нестабильности становятся идеальным местом для быстрого сколачивания шальных капиталов. Сам же Сорос, как успешный и опытный финансист, прекрасно знает, как ловить рыбку в такой «мутной воде». При этом в той же России структуры фонда Сороса все 1990-е годы являлись основным каналом утечки мозгов — истинный размер ущерба от этих потерь нам еще предстоит оценить.

Насколько сегодня готова Россия к продвижению собственной конкурентной концепции «мягкой силы»? Ведь, в конце концов, в самой идее культурной экспансии нет ничего «сатанинского»: именно взаимовыгодный культурный обмен двигает вперед развитие общества, особенно если он адекватно учитывает интересы разных сторон диалога.

Судя по тому, что «русские хакеры» сегодня занимают умы доброй половины американского политикума, усилия России в осуществлении своей культурной экспансии отнюдь не бесполезны. Тут действия российских блогеров и структур Сороса во многом зеркальны — хотя и различаются, как обычное и кривое зеркало.

Ведь, скажем, победу Трампа на выборах никак нельзя записать в «актив» российской культурной экспансии. Это чисто американский продукт: слишком уж архетипичен образ нового хозяина Белого дома и интуитивно понятна электоральная база «президента из народа». Трамп пришел к власти на волне недовольства самих американцев той самой «мягкой силой», которой их раз за разом принуждали голосовать за нужных кандидатов.

А вот личным — и, вероятно, фатальным — поражением Джорджа Сороса американские выборы 2016 года назвать можно легко. И теперь поддерживающим его американским чиновникам приходится срочно искать того самого «врага», которому проиграл их кумир.
Автор: Алексей Анпилогов

Добавить комментарий