Тут не существует меньшего зла. 12 февраля 2015 года Горловка. Донбасс


На фото отец троих детей, которых убило в Горловке 12 февраля 2015 года прямым попаданием снаряда украинской армии
Есть ли в этом мире что-то, к чему человек не способен привыкнуть? Унижение. Нищета. Война. Смерть. Уступкой за уступку, через сжатые удила терпения, на спинах ложных надежд мы, донбассовцы, ко всему этому уже привыкли. Да, живём в вечном сопротивлении, но всё-таки… всё-таки смиряемся, склоняемся, сживаемся. И пусть Донбасс никто не ставил на колени, но и идти с согнутым хребтом, когда тебя бьют под колени — тоже не лучшая из перспектив. Терпим и повторяем: «Лишь бы остаться Людьми. Лишь бы остаться…».

Пять сломанных и обожжённых лет назад в Минске был подписан «документ, имеющий целью урегулирование вооружённого конфликта на востоке Украины». Второе минское соглашение. 12 февраля. Как прожила этот день Горловка? Давайте вспомним: «Тьма в городе сгустилась до того, что от страха у некоторых людей даже начали темнеть зрачки. С утра пораньше горловчане старались сделать покупки/съездить на работу/решить коммунальные дела, а до полудня вернуться в коридоры/подвалы. Гремело попеременно весь день. Но примерно с 20:00 город снова сжался под артиллерийским огнем. Гремело по всей Горловке часа четыре. Пострадали районы: парка Горького (там, где расположена здание «Церкви мормонов»), Оптовый рынок/машзаводской поселок (здесь в частном секторе погибли сразу три ребенка, их папу с мамой госпитализировали в психиатрическое отделение), Центральный рынок. Также в огне оказался ж/м «Солнечный» (район ранее побитого Рогозина, 2, ОШ № 53, дом на «старом квартале», одна из котельных, загорелась автозаправка и вылетели стекла в местной «Стоматологии» и одном из детских садиков), Никитовка, Озеряновка. Горисполком на следующий день сообщил о последствиях: «После артобстрела города 12 февраля обесточены 243 трансформаторные подстанции Горловского РЭС, а также 40 Восточного РЭС. Была прекращена работа фильтровальных станций № 1 и 2, которые были восстановлены накануне. На утро 13 февраля без водоснабжения находятся Центрально-Городской, Калининский и часть Никитовского районов города. Энергетики выполняют работы по нормализации электроснабжения в поселках Кондратьевка, Новогорловка, Калиновка, Озеряновка, шахты им. Ленина, Жованка, ж/м «Комсомолец» и «Строителей». Остановлены 16 котельных ЧАО «Горловсктеплосеть», КП «Уголек» — 37″.

Худому миру понадобилось три дня, чтобы добраться до нас. В Горловку он пожаловал утром 15 февраля, которое тогда «прошло на удивление тихо. Большая его часть. С самого утра Горловка превратилась в огромный муравейник. Люди так страстно хотели поверить в мир, что взяли и… поверили». И верят до сих пор. Смирившись с десятками убитых и сотнями разрушений за пять лет «прекращения» огня в прифронтовых посёлках (они же прифронтовые, чему тут удвиляться, правда?). А ещё они привыкли (в общем и целом, без частностей) к презрительному отношению на КПВВ, недогражданскому статусу, лишениям и нуждой в связи с «военным положением». И ещё многим, многим и многим. Единственное, что Горловке принёс Минск-2 — отсутствие боевых действий на 80% её территории. Но…

«Зайцевская ампутация» с переходом Жованки и Бахмутки под контроль ВСУ. Окончательный захват и продвижение украинского КПВВ от Майорска к Никитовке. «Светлодарская дуга» с дальнейшим переходом к военным Украины «невыгодных» посёлков Гладосово и Металлист. Возобновление обстрелов Гольмовского и посёлка шахты им. Гагарина. Чигаринская паника. Стирание с лица земли посёлка бывшей шахты 6/7 и Молочного. Обстрелы Русского края. Обстрелы Широкой Балки. Обстрелы Доломитного. Обстрелы канала «Северский Донец — Донбасс», высоковольтных ЛЭП, котельных, вышек связи. Попадания в школы, детские садики, больницы. И сотни, сотни новых могил на румянцевском кладбище за черной плитой с надписью «Защитникам Горловки, павшим в боях за Отечество».

За время действия безальтернативности Второго минского соглашения в Зайцево исчезло несколько улиц. В прямом смысле слова «исчезло». Украинские беспилотники за это же время «научились» скидывать бомбы на мирные дома. После нескольких подрывов детей на минах, их сверстники поверили в опасность прогулок в прифронтовых лесополосах и на кладбищах. А некоторые даже поняли, что нельзя играть с найденными гранатами (всё той же ценой). За эти пять лет мы смирились, что утром в хронике может появиться запись о чьей-то очередной смерти из-за прилёта одиночной мины. Но не в центре, конечно…

И пока мир переживает строительство газопроводов и мостов, вручения «Оскаров», Олимпиады, борется с трибун ООН за экологию, обновляет минимум цен на нефть, бьет тревогу из-за распространения нового коронавируса, надевает жёлтые жилеты, гасит пожары в Австралии… мы ждём, терпим, надеемся. В своём застывшем мире «лишь бы не было войны». Иногда на нас направляют телекамеры, вспоминают о трагических случаях год, три, пять назад. Но война в телевизорах не так страшна, как на горловских улицах Тимирязева, Лациса, Больничная, Плотинная или Стожка. Не так ли? И, если вы уверены, что лучше пусть обстреливают 20-30 улиц Горловки, а не ее всю, то вы обречены на то, чтобы получить войну в своём доме. Тут не существует меньшего зла. Существует война. И когда она придёт в ваш дом среди этой полной и всесторонней бессрочности никому неизвестно. Так же, как и в 2014 году, когда каждый горловчан был уверен, что в их городе невозможен Славянск. Политические интересы доказывают несколько иное. Даже для самых мирных городов, совершенно далёких даже Донбассу.

Минск безальтернативен. Да здравствует… Минск!
Егор Воронов

Добавить комментарий